Архивы рубрики: Новости

Выступление вице-президента ФПА РФ Генри Резника на IX Всероссийском съезде адвокатов

На сайте ФПА РФ размещена видеозапись выступления вице-президента ФПА РФ, первого вице-президента АП г. Москвы Генри Резника на IX Всероссийском съезде адвокатов 18 апреля 2019 г. по вопросу защиты профессиональных прав адвокатов.

— В начале своей речи Генри Резник отметил, что проблематика защиты профессиональных прав адвокатов на сегодняшний день «перманентно актуальна для адвокатуры».

— Нарушения прав адвокатов Генри Маркович разделил на две группы. К первой он отнес нарушения прав адвокатов извне, иными словами, нарушения непосредственно самих прав адвокатов. Это: незаконное привлечение адвокатов к уголовной ответственности, недопуск адвокатов к своему подзащитному, находящемуся под стражей, и др. Вторую группу составляют нарушения процессуальных прав адвокатов как представителей стороны защиты.

— Генри Резник подчеркнул, что основная защита прав адвокатов производится в региональных адвокатских палатах, которые имеют возможность оперативно реагировать на факт нарушения процессуального права адвоката.

— Выражая озабоченность наблюдающимся в последнее время ростом количества вызовов адвокатов на допрос в качестве свидетелей вице-президент ФПА РФ сообщил, что некоторые представители правоохранительных органов лукаво толкуют существующий сейчас запрет допрашивать адвокатов, который, по их мнению, не ограничивает права вызова адвоката на допрос. Он добавил, что сам вызов на допрос создает статус свидетеля.

— Генри Резник также пояснил, что Комиссия Совета Федеральной палаты адвокатов РФ по защите прав адвокатов не собирается вмешиваться в дисциплинарное производство, которое относится к полномочиям советов региональных палат, даже если получит жалобу по этому вопросу.

— Генри Маркович коснулся обсуждения нарушений прав адвокатов в интернете. «Это “вкусная” тема для всякого рода популистских рассуждений. Пишут, что не защищают адвокатов органы адвокатского самоуправления, статусы прекращают, что не соответствует действительности. Отслеживая сюжеты, когда обращаются органы юстиции с представлениями о прекращении статуса в отношении так называемых политических адвокатов, ни одного случая коллаборационизма ни со стороны президентов региональных палат, ни со стороны самих палат я не обозначил».

— В своем выступлении Генри Резник обратил внимание коллег на то, что при отсутствии увеличения количества зарегистрированных фактов преследования адвокатов, меняется качество самого преследования. В отношении адвокатов возбуждают дела по новым статьям уголовного закона, по которым прежде представители адвокатской корпорации никогда не проходили. Например, ст. 294 УК РФ (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования), ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности). «Никаких доказательств в уголовном процессе адвокаты не собирают, 303-я статья не применима по определению к адвокатам, так как они не могут придать сведениям, которые собирают, принцип допустимости», – разъяснил Генри Маркович.

— В заключение вице-президент ФПА РФ Генри Резник заявил, что следует стремиться к тому, чтобы никаких нарушений применительно к адвокатам не было. Эту амбициозную цель, по его мнению, необходимо поставить перед российской адвокатурой.

Резолюция IX Всероссийского съезда адвокатов по вопросу нарушения профессиональных прав адвокатов

— На сайте ФПА РФ размещена Резолюция IX Всероссийского съезда адвокатов «О нарушениях профессиональных прав адвокатов» (далее – Резолюция). Допускаемые в отношении адвокатов нарушения будут доводиться до сведения общественности через региональные и федеральные СМИ, принципиально и активно обжаловаться с использованием всех процессуальных возможностей, предоставленных законодательством.

— На российскую адвокатуру возложено исполнение важной конституционной нормы – ч. 1 ст. 48 Конституции РФ, согласно которой каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

— Реализация этой публичной обязанности невозможна без обеспечения действия установленных ст. 3 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» принципов законности и независимости адвокатуры как института гражданского общества.

— Резолюция отражает обеспокоенность адвокатского сообщества относительно продолжающихся нарушений профессиональных прав адвокатов. Так, значительную часть нарушений составляют незаконные вызовы следователями и судьями адвокатов на допросы в качестве свидетелей по обстоятельствам, ставших известными в связи с оказанием юридической помощи, несмотря на существующие законодательные запреты; незаконные отстранения ранее допрошенного в качестве свидетеля защитника от участия в уголовном деле с нарушением права на защиту посредством выбранного адвоката, безосновательные удаления адвокатов из судебных заседаний за процессуальную активность и критику суда в процессе осуществления адвокатской деятельности и др.

— Исходя из текста Резолюции, грубые и систематические нарушения профессиональных прав адвокатов, участившиеся факты возбуждения уголовных дел в отношении адвокатов требуют адекватного реагирования со стороны как адвокатского сообщества, так и государства.

— На основании данного решения планируется активизировать деятельность Комиссий по защите профессиональных и социальных прав адвокатов, усилить их наиболее подготовленными адвокатами, организовать их работу в постоянном режиме; реализовать внесение изменений в УК РФ по вопросу ответственности за воспрепятствование законной деятельности адвоката.

— Кроме того, допускаемые в отношении адвокатов нарушения будут доводиться до сведения общественности через региональные и федеральные СМИ, принципиально и активно обжаловаться с использованием всех процессуальных возможностей, предоставленных законодательством.

— Резолюция «О нарушениях профессиональных прав адвокатов» принята на IX Всероссийском съезде адвокатов 18 апреля 2019 г. Текст Резолюции размещен в разделе «Документы ФПА РФ» официального сайта Федеральной палаты адвокатов РФ.

Повышение квалификации адвокатов

—  Адвокаты палаты адвокатов ЕАО получили Удостоверения о повышении квалификации и прошли эти курсы в Федеральном государственном  образовательном учреждении высшего образования «Всероссийский государственный университет юстиции». Ректор университета г.Хабаровска Кулыгин Владимир Владимирович вручил нашим адвокатам удостоверения о повышении квалификации.

Первый вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко – о том, какие плюсы одни адвокаты видят в том, что критикуют другие

— В юридическом сообществе продолжается обсуждение опубликованного в октябре 2017 г. проекта Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи. Он разработан Минюстом и предполагает объединение в рамках адвокатуры всех юристов, оказывающих правовую помощь на платной основе, а также значительное расширение права адвокатов на судебное представительство. Термин «адвокатская монополия» применительно к этим целям не вполне корректен, так как после реализации Концепции право на судебное представительство должно сохраниться у государственных и муниципальных служащих, корпоративных юристов, участников государственной системы бесплатной юридической помощи и НКО, предоставляющих юридическую помощь бесплатно. При этом объединение профессионалов, оказывающих квалифицированную юридическую помощь, будет добровольным. Стимулом к объединению должно стать повышение привлекательности адвокатского статуса, для чего на первом этапе осуществления проекта планируется принять целый комплекс законодательных мер.

С тем, что реформирование сферы оказания квалифицированной юридической помощи – объективная необходимость, согласны и представители органов власти, и подавляющее большинство членов профессионального юридического сообщества. Но у реформы есть и противники, которых вполне устраивает нынешняя ситуация. Среди них не только вольные юристы, не желающие становиться частью регулируемого рынка и нести обременения, налагаемые статусом адвоката (от дисциплинарной ответственности до обязанности повышать квалификацию), но и некоторые адвокаты, опасающиеся конкуренции со стороны опытных профессионалов, которые сейчас практикуют вне адвокатуры.

— Предшествовать этим изменениям в сфере оказания квалифицированной юридической помощи должны поправки в Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», проект которых в мае 2018 г. внесла в Госдуму группа депутатов и сенаторов во главе с Андреем Клишасом. Их предложения, формально не будучи частью Концепции Минюста, тем не менее так же служат, на мой взгляд, целям развития адвокатуры. Но и предлагаемые ими изменения, как и вся концепция реформы, тоже стали объектом ожесточенной критики.

— Так, на критическую позицию противников Концепции и поправок в Закон об адвокатуре ссылается, в частности, Екатерина Моисеева в статье «Кто и как реформирует адвокатуру» (Ведомости, 26 июля 2018 г.): «На профессиональных форумах наиболее критически настроенные юристы без адвокатского статуса пишут, что не хотят вступать в адвокатуру, так как у них нет желания попадать в зависимость от Федеральной палаты адвокатов (ФПА). Обсуждая адвокатскую монополию, они прибегают к таким выражениям, как “несвобода”, “тотальный контроль”, “крепостное право”, “жестко управляемая корпорация”». По мнению критиков, на которых ссылается Моисеева, «законопроект Клишаса» может укрепить недоверие к адвокатуре со стороны судебных представителей без адвокатского статуса. Более того, обострятся отношения между рядовыми адвокатами и органами самоуправления.

— Я хотел бы разъяснить суть предлагаемых законопроектом изменений и положений, на которые обратила внимание Моисеева, назвав их «нейтрализующими механизмами самоуправления на местах и усиливающими полномочия ФПА за счет рядовых адвокатов», – с чем я лично категорически не согласен.

— Так, по замыслу авторов законопроекта молодые адвокаты, получившие статус менее пяти лет назад, смогут изменить членство в региональной палате только после согласования с ФПА. Эта поправка призвана снизить риск коммерциализации вступления в адвокатуру. Не секрет, что претенденты на приобретение статуса адвоката не всегда сдают квалификационный экзамен по месту жительства, полагая, что в некоторых других регионах им будет легче сдать устную часть экзамена (к тому же взнос первого года там значительно меньше). Претендент временно переезжает в один из таких регионов, а получив статус адвоката, незамедлительно переводится в адвокатскую палату того субъекта, где планирует практиковать постоянно. Замечу, что предлагаемая законопроектом новелла, которая требует согласования с ФПА смены членства в региональной палате, полностью соответствует нормам Конституции, так как невозможно приравнивать «перемещение по стране» к «перемещению по ФПА». Адвокат вправе вести практику в любом регионе, где находится его доверитель, но членство в адвокатской палате должно быть обусловлено постоянным местом его жительства.

— Другое предложение, вызывающее недовольство критиков, состоит в том, чтобы адвокаты с приостановленным статусом были обязаны соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката. На мой взгляд, эта поправка благоприятно отразится на имидже адвокатуры в целом, ведь адвокат, приостановив статус, не лишается его, а лишь на некоторый период прекращает заниматься профессиональной деятельностью.

— Положение, коротко обозначенное Моисеевой как «право пересматривать дисциплинарные решения региональных палат», которым наделяется ФПА, в действительности лишь расширяет право президента ФПА в исключительных случаях возбуждать дисциплинарное производство. Поясню, что региональные палаты ежегодно принимают более 5000 решений по дисциплинарным делам, но положение, о котором идет речь, касается лишь тех производств, которые возбуждает президент ФПА. За два года, в течение которых он обладает этим правом, возбуждено всего три таких дисциплинарных дела.

— Теперь, как предлагается законопроектом, глава российской адвокатуры сможет истребовать материалы по таким делам (и только по ним), чтобы их пересмотрела Комиссия ФПА по этике и стандартам. А президент ФПА наделен правом возбуждать дисциплинарное производство для того, чтобы обеспечить единообразное применение в региональных палатах Закона об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката. Согласитесь, что, как не может быть «законности калужской и казанской», так не может быть и диаметрально противоположных решений по дисциплинарным делам.

Одним из наиболее резонансных положений законопроекта стала норма, согласно которой президент ФПА может избираться на этот пост более двух сроков подряд (замечу, что эта поправка касается не только избрания на должность президента ФПА, но и выборов руководителей всех региональных адвокатских палат). Цель этой новеллы – усилить демократическую составляющую в выборах президентов палат: новый порядок предлагает тайное голосование на собрании, конференции или Всероссийском съезде адвокатов. В результате те достойные люди, которые на деле доказали свою состоятельность в качестве руководителей органов адвокатского самоуправления, пользуются безусловным авторитетом и поддержкой коллег, получат возможность и дальше служить корпорации при условии, что доверие к ним будет подтверждено голосованием.

В связи с этим нелишним будет вспомнить о традициях дореволюционной российской адвокатуры, признанной золотым веком в развитии нашей корпорации. Например, первый председатель Санкт-Петербургского Совета присяжных поверенных, выдающийся организатор и один из отцов-основателей российской адвокатуры – Дмитрий Стасов пребывал на своем посту в общей сложности 18 лет.

Добавлю, что законопроект предлагает и некоторые другие новеллы, которых давно ждет адвокатура. Среди них законодательное закрепление «гонорара успеха», отвечающее интересам не только адвокатов, но в первую очередь их доверителей.

— В целом после внимательного ознакомления с текстом документа я прихожу к выводу, что его авторы старались избежать любой возможности обвинения в попытке установить в адвокатуре «тотальный контроль». Они предложили включить в существующие механизмы все возможные в каждом конкретном случае органы самоуправления, действующие на коллегиальной основе. Вероятно, некоторые положения законопроекта можно было бы сформулировать иначе, но в том, что он отражает объективные обстоятельства и призван повысить демократичность и открытость в адвокатской корпорации, я абсолютно убежден

КС РФ разрешил привлекать адвокатов к поимке взяточников

— Конституционный Суд санкционировал использование конфиденциального содействия адвокатов при проведении оперативно-розыскных мероприятий, следует из отказного определения суда по жалобе бывшего следователя МВД из Краснодарского края Виталия Белоуса, осужденного за получение взятки в особо крупном размере. При доказывании его вины использовались результаты оперативного эксперимента, проведенного с участием адвоката, которому следователь предложил выполнить функцию посредника при получении взятки. Белоус просил признать не соответствующими Конституции нормы закона, позволяющие адвокатам негласно участвовать в ОРМ.

— Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Нвер Гаспарян напомнил, что в прошлом году Комиссия ФПА РФ по этике и стандартам (КЭС) изучила варианты поведения в подобной ситуации и подготовила специальное разъяснение.

— Как следует из приговора Анапского городского суда, Белоус предложил подозреваемому в мошенничестве местному жителю за 300 000 руб. заменить предстоящий арест на подписку о невыезде. Передать деньги должен был адвокат подозреваемого, но тот подал заявление в Следственный комитет, и передача взятки проходила уже в рамках оперативного эксперимента. В 2014 г. следователя приговорили к 3 годам 8 месяцам лишения свободы и штрафу в 18 млн руб.

— В своей жалобе Белоус ссылается на положения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», по которым при подготовке или проведении оперативно-розыскных мероприятий запрещается использовать конфиденциальное содействие по контракту депутатов, судей, прокуроров, адвокатов и священнослужителей. Однако, по мнению Конституционного Суда, эта норма ограничивает использование адвокатов лишь в качестве платных агентов, но не запрещает их содействие следствию на бесконтрактной основе.

— Если адвокат не получил деньги от оперативников, то он и не может считаться получающим вознаграждение платным осведомителем, пояснил оперативник МВД. Кроме того, адвокат наверняка написал заявление о преступлении – таким образом, его нельзя считать агентом полиции.

— И закон, и Кодекс профессиональной этики запрещают адвокатам участвовать в оперативно-розыскных мероприятиях, говорит советник ФПА РФ Нвер Гаспарян: для адвоката это достаточно серьезное прегрешение, за которое можно лишиться статуса. В прошлом году КЭС ФПА РФ рассматривала вопрос о допустимости такого участия и изучала варианты поведения в подобной ситуации. Комиссия определила исключения из общего правила и даже подготовила специальное разъяснение, из которого следует, что подобные действия возможны в совершенно исключительных случаях. Вот и Конституционный Суд оставил для адвокатов небольшую возможность, разрешив им действовать как частным лицам, отмечает Нвер Гаспарян.

Источник: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2018/06/29/774134-konstitutsionnii-sud-advokatov-vzyatochnikov

Расходы на услуги адвоката уменьшают налоговую базу плательщика

— Департамент налоговой и таможенной политики Министерства финансов РФ 6 августа опубликовал Письмо № 03-03-07/55113, в котором пояснил, что расходы на оплату услуг адвоката могут быть отнесены к внереализационным и учитываться в целях уменьшения налогооблагаемой базы. Эксперты «АГ» подчеркнули, что позиция Минфина – не новость, вопрос уже был предметом разъяснений Министерства в 2015 г., а также стал предметом дискуссий в судебной практике. Один из них подробно разъяснил требования налогового законодательства, упомянутые в документе.

— Как сообщил департамент, отмечает «АГ», под расходами для целей НК РФ понимаются любые обоснованные и документально подтвержденные затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. В частности, к таким расходам Кодекс в подп. 10 п. 1 ст. 265 относит судебные расходы и арбитражные сборы, которые учитываются при исчислении налога на прибыль организаций в составе внереализационных расходов. Это значит, что налогоплательщик вправе учесть понесенные им расходы на оплату услуг адвоката при соответствии таких расходов вышеуказанным требованиям.

— Минфин подчеркнул, что обоснованность расходов должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

— Комментируя документ, адвокат АБ «Пепеляев Групп» Константин Сасов указал, что для целей учета расходов на оплату услуг представителя налоговое законодательство содержит следующие требования: документальное подтверждение, экономическая обоснованность и наличие деловой цели. Эти требования распространяются на всех клиентов адвокатов: физических и юридических лиц, которые будут учитывать затраты для целей налогообложения.

— Константин Сасов пояснил, что документальное подтверждение означает, что объем и полноту услуг адвоката можно проверить по первичным документам. Для этого соглашение, акт выполненных работ (услуг), отчет (распечатка биллинга) или иной аналогичный документ должен максимально точно и полно отражать всю совокупность оплаченных услуг адвоката. «Неоправданная краткость отчетов может породить налоговый спор, который может разрешиться только в самых высших судебных инстанциях, пример тому – Постановление ВАС РФ от 20 января 2009 г. № 2236/07 по делу ЗАО “ПрайсвотерхаусКуперс Аудит”», – подчеркнул эксперт.

— Он пояснил, что под экономической неоправданностью юридических услуг налоговые органы понимают их нецелесообразность, ненужность, некачественность или завышение стоимости. В актах налоговой проверки часто можно увидеть довод, что налогоплательщик мог исполнить юридические услуги своими силами.

Адвокат рассказал, что практика высших судов выработала следующие подходы:

– обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата (определения Конституционного Суда РФ от 4 июня 2007 г. № 320-О-П и № 366-О-П);

– право на налоговый учет таких расходов не связано с последующей реализацией этих услуг (см.: Постановление Президиума ВАС РФ от 18 февраля 1997 г. № 3982/96);

– это право не связано с наличием в штате налогоплательщика аналогичных должностей (см.: Постановление Президиума ВАС РФ от 17 ноября 1998 г. № 3501/98);

– в отсутствие указанных в ст. 40 НК РФ оснований инспекция не вправе проверять правильность применения цен по заключенным договорам на оказание юридических услуг и ставить эти цены под сомнение;

– поскольку подтверждены факт и размер произведенных расходов, возлагать на налогоплательщика дополнительно бремя доказывания разумности этих расходов суды не имеют правовых оснований;

– порядок отнесения к расходам в целях исчисления налога на прибыль оплаты юридических услуг установлен гл. 25 НК РФ и не связан с оценкой разумности таких расходов при их распределении в составе судебных издержек (см.: Постановление Президиума ВАС РФ от 18 марта 2008 г. № 14616/07).

Следующее требование – это деловая цель сделки, под которой, по мнению Константина Сасова, следует понимать наличие экономических или иных разумных причин для ее заключения и исполнения. Налоговая минимизация не может быть единственной или основной целью сделки (ст. 54.1 НК РФ). «В целях борьбы с мошенничеством налоговые органы часто подвергают сомнению наличие деловой цели в уплате высоких гонораров представителям налогоплательщика в суде. Лучшим доказательством наличия такой цели может послужить расчет экономической выгоды плательщика, полученной в результате такой услуги. Так, например, размер сбереженных денежных средств клиента может многократно превышать затраты на оплату услуг адвоката, представлявшего его интересы в суде (см.: Постановление Президиума ВАС РФ от 18 марта 2008 г. № 14616/07)», – подчеркнул Константин Сасов.

Он назвал еще одно требование, которое налоговые органы предъявляют сегодня к затратам на оплату юридических услуг, – налоговая добросовестность адвоката. В недавнем Соглашении от 30 июля 2018 г. № 01-01-06/08-321/№ 7-8-01/20571 Минфин России и ФНС России договорились, что Минфин будет направлять в ФНС информацию обо всех судебных актах, предусматривающих взыскание судебных издержек на оплату услуг адвоката за счет средств проигравшего госоргана. Это позволит налоговым органам оперативно провести налоговую проверку адвоката на предмет полноты налогообложения его выручки, компенсированной клиенту за счет средств федерального бюджета. О результатах такой проверки ФНС должна будет отчитаться перед Минфином.

«Можно предположить, что отрицательные результаты такой налоговой проверки адвоката могут негативно отразиться и на правах его клиента: если будет установлено, что клиент знал или должен был знать о налоговой недобросовестности исполнителя, суд сможет снизить размер заявленных судебных расходов до разумных (п. 2 ст. 110 АПК РФ) либо полностью отказать в защите его права (п. 2 ст. 10 ГК РФ)», – заключил адвокат.

Адвокат, партнер Адвокатской фирмы «ЮСТИНА» Дмитрий Шубин добавил, что Минфин уже высказывался по рассматриваемому вопросу в своем Письме от 10 июля 2015 г. № 03-03-06/39817.

Он отметил, что расходы на услуги адвоката, не связанные с представлением интересов компании в суде, также могут уменьшать налоговую базу организации, но на ином правовом основании – подп. 14 п. 1 ст. 264 НК РФ: «Согласно данной норме расходы на юридические услуги включаются в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией».

В связи с этим в соглашении между адвокатом и компанией-доверителем целесообразно указывать, какую именно юридическую помощь оказывает адвокат доверителю: консультирование, представление интересов по конкретному спору в суде и др., пояснил эксперт.

1 2 3 12