Архивы рубрики: Разъяснения

Вице-президент ФПА РФ Владислав Гриб вошел в состав Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений

— 31 января состоялось заседание Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (далее – РТК, Комиссия). В заседании принял участие вице-президент ФПА РФ Владислав Гриб. Он сообщил пресс-службе ФПА РФ, что его вхождение в состав Российской трехсторонней комиссии свидетельствует о признании авторитета ФПА РФ в защите социальных прав граждан.

— В ходе заседания члены РТК рассмотрели проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон “О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации” в целях совершенствования регулирования вопросов привлечения и использования иностранной рабочей силы» и проекты распоряжений Правительства РФ в области социально-трудовых отношений.

— Кроме того, был рассмотрен проект Единого плана первоочередных мероприятий Российской трехсторонней комиссии на первое полугодие 2020 г. по реализации мероприятий Генерального соглашения между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством Российской Федерации на 2018–2020 гг.

— Согласно проекту Единого плана, в феврале 2020 г. Комиссия планирует рассмотреть вопросы о задолженности по оплате труда адвокатов по назначению за первое и второе полугодия 2019 г., а также о ходе реализации Государственной программы РФ «Юстиция», утвержденной Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. № 312.

— Вице-президент ФПА РФ Владислав Гриб пояснил, что Российская трехсторонняя комиссия рассматривает и дает оценку законопроектам в социальной сфере, в том числе по оплате труда адвокатов. И здесь, по его словам, очень важно мнение адвокатского сообщества как института гражданского общества.

— «Принимая участие в работе РТК, мы будем защищать как свои корпоративные интересы, среди которых задача номер один – защита прав адвокатов, так и помогать выстраивать диалог между профсоюзами, бизнесом и государством. Таким образом, адвокатское сообщество будет влиять на процессы в Российской трехсторонней комиссии, где адвокаты – по сути, единственные профессиональные юристы. Это очень важно, поскольку повысит авторитет адвокатуры. Я думаю, что в региональные РТК также могут войти наши коллеги из адвокатских палат», – заявил Владислав Гриб.

ФПА РФ по вопросу определения «рыночной стоимости» юридической помощи

— В Федеральной палате адвокатов РФ изучили вопрос о том, возможно ли давать оценку рыночной стоимости услуг адвокатов. По мнению ФПА РФ, оценка «рыночной стоимости» юридической помощи не имеет практического смысла и правового значения. В обоснование этого вывода в правовой позиции «Об исследовании на предмет определения “рыночной стоимости” юридической помощи» (далее – правовая позиция) приведен ряд аргументов. Документ размещен на сайте ФПА РФ.

— Даже самое глубокое многостороннее исследование может позволить прийти лишь к весьма приблизительным значениям, считают в ФПА РФ. При этом значительная часть необходимой информации может оказаться недоступной исследователю, производящему «оценку», в силу установленных законодательством требований к соблюдению адвокатской тайны.

— Кроме того, при «оценке» размера вознаграждения адвоката (гонорара) на предмет его соответствия некоей «рыночной стоимости» придется принимать во внимание широкий комплекс обстоятельств, поскольку ценообразование на рынке юридической помощи является многофакторным, но при этом сугубо индивидуальным, в том числе и субъективным, учитывающим роль личности, оказывающей юридические услуги.

— Хотя некоторые из обстоятельств, принимаемых во внимание при определении размера адвокатского гонорара, перечислены в ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката, их перечень является открытым, обращают внимание в ФПА РФ.

— В правовой позиции подчеркивается сугубо лично доверительный, фидуциарный характер отношений адвоката и доверителя, связанный со спецификой правового статуса адвоката и адвокатской деятельности. Поэтому выбор адвоката обусловлен не только размером его гонорара, но и его специализацией, репутацией, прежними взаимоотношениями с доверителем и т.д.

— Также ФПА РФ ссылается на значительные различия в стоимости юридической помощи в зависимости от категории адвокатского образования и территории, где эта помощь оказывается.

— Определенное влияние на размер гонорара может иметь цена иска. Вместе с тем требования доверителя (или предъявленные ему претензии) могут не иметь непосредственной денежной оценки или такая оценка может быть невелика, но при этом суммарный экономический или иной значимый для заказчика эффект, связанный с данным спором, может существенно превышать цену иска и даже оказывать решающее влияние на бизнес доверителя.

— «В отсутствие единых тарифов на оказание юридической помощи любая цена, предложенная оценщиком, является лишь средней, или сопоставимой, или сравнимой, что само по себе предполагает наличие иной цены, в разы отличающейся от оценочной как в меньшую, так и в большую сторону», – отмечается в документе.

— С полным текстом правовой позиции можно ознакомиться на сайте ФПА РФ в подразделе Документы ФПА РФ.

Выступление вице-президента ФПА РФ Генри Резника на IX Всероссийском съезде адвокатов

На сайте ФПА РФ размещена видеозапись выступления вице-президента ФПА РФ, первого вице-президента АП г. Москвы Генри Резника на IX Всероссийском съезде адвокатов 18 апреля 2019 г. по вопросу защиты профессиональных прав адвокатов.

— В начале своей речи Генри Резник отметил, что проблематика защиты профессиональных прав адвокатов на сегодняшний день «перманентно актуальна для адвокатуры».

— Нарушения прав адвокатов Генри Маркович разделил на две группы. К первой он отнес нарушения прав адвокатов извне, иными словами, нарушения непосредственно самих прав адвокатов. Это: незаконное привлечение адвокатов к уголовной ответственности, недопуск адвокатов к своему подзащитному, находящемуся под стражей, и др. Вторую группу составляют нарушения процессуальных прав адвокатов как представителей стороны защиты.

— Генри Резник подчеркнул, что основная защита прав адвокатов производится в региональных адвокатских палатах, которые имеют возможность оперативно реагировать на факт нарушения процессуального права адвоката.

— Выражая озабоченность наблюдающимся в последнее время ростом количества вызовов адвокатов на допрос в качестве свидетелей вице-президент ФПА РФ сообщил, что некоторые представители правоохранительных органов лукаво толкуют существующий сейчас запрет допрашивать адвокатов, который, по их мнению, не ограничивает права вызова адвоката на допрос. Он добавил, что сам вызов на допрос создает статус свидетеля.

— Генри Резник также пояснил, что Комиссия Совета Федеральной палаты адвокатов РФ по защите прав адвокатов не собирается вмешиваться в дисциплинарное производство, которое относится к полномочиям советов региональных палат, даже если получит жалобу по этому вопросу.

— Генри Маркович коснулся обсуждения нарушений прав адвокатов в интернете. «Это “вкусная” тема для всякого рода популистских рассуждений. Пишут, что не защищают адвокатов органы адвокатского самоуправления, статусы прекращают, что не соответствует действительности. Отслеживая сюжеты, когда обращаются органы юстиции с представлениями о прекращении статуса в отношении так называемых политических адвокатов, ни одного случая коллаборационизма ни со стороны президентов региональных палат, ни со стороны самих палат я не обозначил».

— В своем выступлении Генри Резник обратил внимание коллег на то, что при отсутствии увеличения количества зарегистрированных фактов преследования адвокатов, меняется качество самого преследования. В отношении адвокатов возбуждают дела по новым статьям уголовного закона, по которым прежде представители адвокатской корпорации никогда не проходили. Например, ст. 294 УК РФ (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования), ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности). «Никаких доказательств в уголовном процессе адвокаты не собирают, 303-я статья не применима по определению к адвокатам, так как они не могут придать сведениям, которые собирают, принцип допустимости», – разъяснил Генри Маркович.

— В заключение вице-президент ФПА РФ Генри Резник заявил, что следует стремиться к тому, чтобы никаких нарушений применительно к адвокатам не было. Эту амбициозную цель, по его мнению, необходимо поставить перед российской адвокатурой.

Предложения о внесении поправок в законопроект об адвокатской деятельности

— Принятый Государственной Думой 10 января в первом чтении законопроект, который был внесен рядом депутатов и сенаторов, нуждается в доработке. Как сообщает газета «Коммерсантъ», все предложения об изменении отдельных положений этого документа будут обсуждены на парламентских слушаниях, которые пройдут до 8 февраля. Статс-секретарь ФПА РФ Константин Добрынин напоминает, что законопроект был поддержан в целом как федеральной, так и большинством региональных адвокатских палат. В то же время Совет ФПА РФ в своем отзыве сформулировал замечания по ряду пунктов законопроекта.

 

— Совет ФПА РФ предложил, в частности, изменить нормы о пятилетнем сроке адвокатской практики, позволяющем беспрепятственно сменить членство в палате, о передаче дисциплинарного дела из одной палаты в другую, а также о сроке приостановления статуса адвоката.

— Идея законодателей о «пятилетнем сроке оседлости», согласно которой переехать в другой регион без согласования с ФПА РФ может только адвокат с пятилетним стажем, «выглядит неуместным способом решения проблем в отдельных региональных палатах», говорит Константин Добрынин. «Попытки злоупотребления правом и обхода закона отдельными адвокатами (речь идет о недобросовестной сдаче экзаменов для получения адвокатского статуса в других регионах, поясняет «Ъ») должны регулироваться более точными правовыми инструментами, не ставящими под сомнение авторитет всего профессионального сообщества», – полагает статс-секретарь ФПА РФ.

— В Правительстве РФ и Комитете ГД по государственному строительству и законодательству также поставили под сомнение эту норму, полагая, что она входит в противоречие с положениями Конституции РФ, «гарантирующими единство экономического пространства в Российской Федерации и право на свободу передвижения». Глава названного комитета Павел Крашенинников считает, что надо добиваться отмены нормы, тогда как в ФПА РФ полагают, что достаточно снизить срок с пяти до двух лет.

— Константин Добрынин считает, что требует уточнения и норма «о дисциплинарной ответственности» для адвокатов. По его словам, идея передачи дисциплинарного дела «на рассмотрение в адвокатскую палату иную, чем та, членом которой является соответствующий адвокат, не поддерживается сообществом». Статс-секретарь ФПА РФ полагает, что «одним из рабочих вариантов может быть наделение Комиссии ФПА по этике и стандартам и Совета ФПА специальными полномочиями по непосредственному рассмотрению дисциплинарных дел, возбужденных президентом ФПА РФ», однако в думском комитете не согласны с тем, что ФПА РФ вправе «выступать в качестве вышестоящего юрисдикционного органа по отношению к региональным адвокатским палатам».

Главной новеллой инициативы в ФПА РФ считают положение «о гонораре успеха». Объясняя, почему это нововведение не должно «выпасть из законопроекта», Константин Добрынин заявил: «Это существенно защитит права доверителей и выведет из-под удара самих адвокатов, которые в последнее время все чаще и чаще становятся мишенью для правоохранителей». В профильном комитете ГД норму оценивают неоднозначно и напоминают, что установление зависимости вознаграждения от результата оказания юридической помощи «должно быть согласовано с позицией Конституционного Суда» и может быть «ограничено отдельной категорией юридических споров».

Несмотря на то что по этому вопросу ведутся дискуссии, Павел Крашенинников указывает, что «гонорар успеха» очень нужен в случаях, когда «у человека нет никаких денег и он буквально находится в зависимости от исхода дела».

Срок предоставления поправок ко второму чтению истекает 8 февраля.

Рекомендации по обеспечению адвокатской тайны

    — решением Совета ФПА РФ от 30 ноября 2009 год   (протокол № 3), с дополнениями от 28 сентября 2016 года (протокол № 7) утверждены рекомендации.

— Как показывает анализ адвокатской практики, а также обращений в Федеральную палату адвокатов РФ, следственные органы и органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, допускают существенные нарушения положений действующего законодательства, направленных на обеспечение адвокатской тайны. Следователи пытаются допрашивать адвокатов в качестве свидетелей по уголовным делам, составлять процессуальные документы, фиксирующие результаты следственных действий с их участием, в действительности не проводившихся, и т.п. Эти и иные подобные действия являются грубым нарушением ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон). Ими нередко преследуется цель либо не допустить того или иного адвоката к осуществлению защиты по уголовному делу, либо любыми средствами, в том числе незаконными, собрать доказательства вины подозреваемого (обвиняемого).

— При этом нарушается гарантированное ст. 48 Конституции РФ право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, которое обеспечено нормами Федерального закона. Как следует из п. 1 ст. 1, п. 1 ст. 8 Федерального закона, адвокатская тайна представляет собой существенное условие реализации указанного права: в соответствии с п. 1 ст. 1 адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката; согласно п. 1 ст. 8 адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

— В то же время нередки случаи неправомерного использования самими адвокатами сведений, составляющих предмет адвокатской тайны, в том числе случаи не санкционированного доверителями распространения таких сведений. Такие действия наносят вред охраняемым законом правам и интересам граждан, нарушают направленные на обеспечение адвокатской тайны положения Федерального закона и Кодекса профессиональной этики адвоката (далее – Кодекс).

Учитывая сложившуюся ситуацию, Совет Федеральной палаты адвокатов РФ считает необходимым дать следующие разъяснения.

  1. Адвокатская тайна – это состояние запрета доступа к информации, составляющей ее содержание, посредством установления специального правового режима, направленного на реализацию конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, а также на формирование и охрану иммунитета доверителя путем: введения запретов на несанкционированное получение, разглашение или иное неправомерное использование любой информации, находящейся у адвоката в связи с его профессиональной деятельностью; закрепления права адвоката на тайну и обязанностей по ее сохранению; установления ответственности адвоката и третьих лиц за нарушение адвокатской тайны.
  2. К предмету (содержанию) адвокатской тайны относятся:

 – факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;

– все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;

– сведения, полученные адвокатом от доверителей и документы, если они входят в производство по делу;

– информация о доверителе, ставшая известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;

– содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;

– адвокатское производство по делу;

– условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;

– любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

  1. Одной из гарантий сохранности адвокатской тайны служит установленный п. 2 ст. 8 Федерального закона запрет вызова и допроса адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

В случае нарушения этого запрета органами, осуществляющими предварительное расследование, и судебными органами действующее законодательство предусматривает признание недопустимыми полученных таким способом доказательств (п. 2, 3 ч. 3 ст. 56, п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

Во всех остальных ситуациях адвокат рассматривается действующим законодательством как частное лицо и в случае, если ему известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, он может быть вызван для дачи показаний и допрошен.

Следует учитывать также позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную им в определении от 16 июля 2009 г. № 970-О-О, в соответствии с которой «деятельность адвоката предполагает в том числе защиту прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого от возможных нарушений уголовно-процессуального закона со стороны органов дознания и предварительного следствия. С этой целью, в частности, адвокат присутствует при предъявлении обвинения его доверителю. Выявленные же им при этом нарушения требований уголовно-процессуального закона должны быть в интересах доверителя доведены до сведения соответствующих должностных лиц и суда, то есть такие сведения не могут рассматриваться как адвокатская тайна. Соответственно, суд вправе задавать адвокату вопросы относительно имевших место нарушений уголовно-процессуального закона, не исследуя при этом информацию, конфиденциально доверенную лицом адвокату, а также иную информацию об обстоятельствах, которая стала ему известна в связи с его профессиональной деятельностью».

  1. Недопустимость разглашения адвокатской тайны гарантирована также предусмотренными п. 3 ст. 8 Федерального закона ограничениями для оперативно-розыскных и следственных органов на производство оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности): такие мероприятия и действия допустимы только на основании судебного решения.

Это правило распространяется на весь спектр адвокатской деятельности и не имеет ограничений, касающихся места и времени (п. 3 ст. 8 Федерального закона, п. 2 ст. 6 Кодекса). Служебными помещениями, на которые распространяется защита, следует считать: а) служебные помещения адвокатских образований, используемые для осуществления адвокатской деятельности; б) иные помещения, в которых отдельные адвокаты осуществляют адвокатскую деятельность, обусловленную специальными соглашениями (договорами); в) жилые и нежилые помещения находящиеся на праве собственности адвокатов, осуществляющих адвокатскую деятельность в форме такого адвокатского образования, как кабинет.

Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации (п. 3 ст. 8 Федерального закона).

Совет ФПА РФ смягчил Правила поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

— Правила приняли осенью 2016 г. По большей части они касаются соблюдения адвокатской тайны, сдержанности в высказываниях о работе коллег и ряда других требований, в общей интонации направленных на умеренность. Ограничения вызвали широкую дискуссию в сообществе.

— Существовавшее ранее правило – запрет на комментирование дел, в которых адвокат не участвовал, теперь стало более либеральным. Запрет остался лишь на публичное комментирование уголовных дел.

— Член Совета ФПА РФ, адвокат Дмитрий Магоня считает, что такой подход оправдан: именно уголовное судопроизводство чувствительно затрагивает права граждан, а комментирование обстоятельств разбирательства без глубокого знания фактов может причинить существенный вред фигурантам дела и коллегам, которые участвуют в них и формируют правовую позицию.

— «Гражданские или арбитражные споры ставят гораздо больше проблем и задач в правоприменении, формировании новых подходов в разрешении споров. Дискуссии на темы рассмотрения дел данной категории крайне важны для формирования судебной практики. Такие дела менее чувствительны к ошибкам в комментариях и дают более широкие возможности к абстрактным мнениям по вопросам применения права, не затрагивая чести, достоинства и деловой репутации фигурантов дел», – считает Дмитрий Магоня.

— Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант выразил надежду, что в таком виде это правило будет стимулировать добросовестные и профессиональные комментарии коллег, которым действительно есть что сказать по существу проблемы. «А вот желание покрасоваться на фоне чужого дела или выразить “личную неприязнь” к коллеге придется сдерживать», – подчеркнул адвокат.

— Адвокат Александр Забейда согласился с коллегой и отметил: необходим оптимальный баланс между публичной профессиональной экспертизой и соблюдением при этом фундаментального требования профессиональной корпоративности и солидарности. «Сегодня вполне можно представить себе ситуацию, при которой некое лицо было осуждено за хищение какого-либо небесного тела, например Луны. Очевидно, адвокатам будет крайне сложно удержаться и не выразить в интернете, да и не только там, своего отношения к обстоятельствам дела, за что вряд ли последует какая-то ответственность.

— Однако даже в этом случае необходимо будет проявлять сдержанность и не поддаваться на эмоции, выражения необходимо будет выбирать, дабы в дальнейшем не быть обвиненным органами адвокатского самоуправления в неуважении к суду», – полагает Александр Забейда.

— Впрочем, единой позиции по вопросу нет. Вице-президент ФПА РФ Генри Резник, наоборот, считает любое комментирование недопустимым. По его мнению, исключения можно делать только в случае, когда «абсолютен произвол или адвокат получил разрешение на комментарий от своего коллеги».

Неэтично комментирование адвокатом любых судебных дел, в которых он не принимает участие. Комментарий по таким спорам с признанием правоты или неправоты одной из сторон недопустим. «Возможен комментарий с разъяснением некоторых законов, постановлений пленумов, решений ЕСПЧ. Но он должен быть абсолютно нейтральным. То есть из него не должно однозначно вытекать, какая из сторон права», – резюмирует адвокат, добавляя, что за поправки не голосовал.

Однако нарушения в интернете причиной для дисциплинарных дел становятся крайне редко: несколько крупных региональных коллегий отметили, что за все время существования правил подобных дел не было вовсе.

1 2 3